Защита объектов как элемент антитеррористической деятельности


Король К.Н., начальник отдела НИЦ ФСБ России,
Сильнов А.Ф., зам. начальника отдела НИЦ ФСБ России,
кандидат физико-математических наук

Хотя структурирование терроризма как общественного явления на два основных блока – субъект террористической деятельности и объект террористических устремлений – не вызывает особых споров в академических кругах, выделение защиты объектов террористических устремлений (ОТУ) как элемента системы мер по борьбе с терроризмом до сих пор сталкивается с недопониманием и даже с явным сопротивлением как ученых, так и оперативных сотрудников правоохранительных органов, непосредственно занимающихся борьбой с терроризмом.

Данная ситуация объясняется рядом причин, имеющих как объективный, так и субъективный характер. К причинам объективного характера следует отнести схему борьбы с преступностью, заложенную в федеральных законах “Об органах федеральной службы безопасности в РФ”, “О борьбе с терроризмом”, “О милиции”, “Об оперативно-розыскной деятельности”. В этих законах борьба с конкретными видами преступлений рассматривается в виде системы элементов, которую можно охарактеризовать как “причинно-временную” – выявление, предупреждение, пресечение преступной деятельности и расследование совершенных преступлений (в т.ч. террористического характера). В субъективном плане нежелание выделять защиту ОТУ как отдельный элемент системы антитеррористических мер связано с ошибочным представлением о том, что данный элемент сводится к традиционным охранным мерам и находится в компетенции руководителей защищаемых объектов. Кроме того, защита ОТУ ассоциируется с оборонительными мерами и носит в некотором смысле пассивный характер, тогда как правоохранительные органы традиционно ориентируются на активные действия.

При рассмотрении как понятия “объект террористических устремлений”, так и понятия “защита ОТУ” может быть выбран подход на основе либо узкой, либо широкой их трактовки, что определяется уровнем конкретизации объекта, скорее даже – уровнем его “материализации”.

Общим объектом террористических посягательств являются международная безопасность, внутренняя и внешняя безопасность и пр., то есть такие объекты, которые имеют социально-политический (нематериальный) характер и защищаются законодательными актами высшего уровня (например, международными договорами, конституцией, конституционными законами), а также общими мероприятиями государства и его органов по снижению политической и социально-экономической конфликтности.

К конкретным объектам террористического воздействия отнесены жизнь, здоровье, свобода людей, существование и нормальное функционирование различных материальных объектов. Фактически это материальные объекты, на которые оказывается непосредственное насильственное (физическое) террористическое воздействие или же которым угрожают таким воздействием. От террористических посягательств такого сорта и их угроз эти объекты защищаются законодательными актами, имеющими характер уложений о наказаниях (в первую очередь, уголовным и уголовно-процессуальным кодексами). Защита этих объектов реализуется преимущественно в рамках деятельности правоохранительных и правоприменительных органов.

Содержание понятия “защита ОТУ” определяется, главным образом, диапазоном предусматриваемых стратегий защиты объектов. При широкой трактовке понятия “защита ОТУ” выбор стратегий защиты не ограничен и может варьировать от преимущественно защитных до преимущественно наступательных (по принципу “лучшая защита – это нападение”) стратегий через промежуточные стратегии, включающие их различные сочетания. При узкой трактовке понятия защитные меры рассматриваются именно как защитные (оборонительные, организованные в режиме “ожидания”).

В целях структурирования и четкого разграничения различных элементов системы антитеррористической деятельности, а также исходя из потребностей научного исследования вопроса, представляется предпочтительным рассмотреть как понятие “объект террористических устремлений”, так и понятие “защита ОТУ” в узком смысле. При таком рассмотрении появляется возможность выделить и описать признаки, присущие именно данному элементу системы мер по борьбе с терроризмом. Такой подход в большей степени соответствует задачам и практическим функциям правоохранительных органов, позволяет избежать политизации вопроса и, кроме того, будучи предельно предметным, в максимальной степени приближен к восприятию проблемы рядовыми гражданами, что позволяет рассчитывать на их понимание и содействие.

В этом случае под “защитой ОТУ” подразумевается вид деятельности органов безопасности и других заинтересованных структур, для которого характерны следующие особенности: реализация ограждения защищаемого объекта по отношению к неопределенному кругу лиц и организаций (включая превентивные меры по затруднению доступа потенциальных террористов к средствам совершения террористических акций); ограждение объекта защиты мерами, силами и средствами, которые максимально снижают уязвимость объекта к рискам террористического воздействия и функционируют в режиме “ожидания” (т.е. в штатном режиме пассивны и активируются при совершении террористической акции или при ее угрозе).

Напротив, меры по выявлению, предупреждению и пресечению деятельности субъектов террористических устремлений характеризуются следующим образом: действия в отношении относительно четко установленного круга лиц и организаций, являющихся членами террористических организаций или, возможно, причастных к ним (в т. ч. изъятие у потенциальных террористов средств совершения террористических акций); активные действия, выполняемые постоянно, имеющие характер поиска (в частности, розыска) и направленные на выявление, предупреждение и пресечение намерений организаторов и исполнителей террористических акций).

Следует признать, что данный подход является в определенной степени условным, поскольку комплекс мер по защите ОТУ включает в себя режимно-проверочную и оперативно-розыскную работу среди персонала объекта и в его окружении.

Терроризм может анализироваться с различных позиций. Так, его можно оценивать как социально-политическое явление, и в этом случае он определяется как система использования насилия для достижения политических целей посредством принуждения государственных органов, международных и национальных организаций, государственных и общественных деятелей, отдельных граждан или их групп к совершению тех или иных действий в пользу террористов во избежание реализации последними угроз по отношению к определенным лицам и группам, а также к объектам жизнеобеспечения общества, источникам повышенной опасности для людей и окружающей среды.

Для развития заявленного выше прагматичного подхода к структурированию антитеррористической деятельности, на наш взгляд, плодотворным является рассмотрение терроризма, распространенное в западной террорологии, в виде особой разновидности социального конфликта. Для выработки конкретных мер защиты объектов должны быть реконструированы и обобщены типовые схемы планирования и реализации террористических акций, и на их основе распределены обязанности правоохранительных органов по выявлению и пресечению террористических акций на различных этапах.

Имеющийся опыт показывает, что систему защиты объектов террористических устремлений целесообразно структурировать в виде комплекса мер органов исполнительной власти и мер самозащиты объектов.

Самозащита объектов предполагает повышение бдительности персонала объектов потенциальных террористических устремлений и рядовых граждан, осознание ими характера террористических угроз, а также реализацию ряда установленных защитных мер подразделениями ведомственной и вневедомственной охраны, службами безопасности объектов, негосударственными охранными и детективными структурами и пр. При этом, учитывая беспрецедентный размах террористической деятельности, правомерен вопрос о расширении полномочий и возможностей субъектов борьбы с терроризмом, а также о повышении активности граждан. Соответствующие тенденции уже прослеживаются на практике. В частности, постановлением Правительства РФ подразделениям ведомственной охраны разрешено использование боевого оружия, находящегося на вооружении силовых и правоохранительных органов (под контролем органов внутренних дел). Есть и другие примеры. Так, московские УФСБ и ГУВД подготовили и массовым тиражом издали и распространили инструкции, в которых разъясняется порядок действий сотрудников подразделений безопасности и граждан в условиях угрозы террористических акций различных типов (например, при обнаружении взрывных устройств; при получении почтовых отправлений, подозреваемых на наличие взрывчатых веществ, и пр.).

Правоохранительные органы должны внести вклад в совершенствование системы защиты объектов террористических устремлений, используя как свои традиционные методы, так и возможности, проистекающие из их статуса как органов исполнительной власти. В последнем случае подразделения правоохранительных органов должны реализовать предоставленные им контрольно-надзорные функции и участвовать в разработке и осуществлении комплекса мер, направленных на совершенствование защиты объектов террористических устремлений. В качестве таких мер, в первую очередь, следует предусмотреть: разработку показателей и критериев важности объектов террористических устремлений с точки зрения государственной и общественной безопасности и проведение категорирования объектов в пределах выделенных типов; изучение практики обеспечения безопасности и устойчивости объектов террористических устремлений приоритетных категорий к умышленным физическим воздействиям, а также к воздействиям через компьютерные сети путем соответствующей паспортизации объектов; определение типа и характера угроз диверсионно-террористических устремлений и доведение их до структур, ответственных за организацию и создание систем защиты объектов; разработку практических рекомендаций по мерам защиты объектов террористических устремлений (в т.ч. техническим, финансовым, охранным, режимным) в соответствии с их типом и категорией; изучение технической и технологической устойчивости потенциально опасных производственных объектов к диверсионно-террористическим акциям, распространение процедуры декларирования безопасности опасных производственных объектов и гидротехнических сооружений и выдачи лицензии на вид деятельности на вопросы физической защиты объектов; периодический вневедомственный контроль эффективности систем защиты объектов (в том числе путем проведения учений по отражению диверсионно-террористических угроз), разработку рекомендаций по внутреннему контролю состояния систем защиты объектов; подготовку предложений по взаимодействию органов безопасности и органов внутренних дел с системами защиты объектов в штатных и чрезвычайных ситуациях, участие в разработке и утверждение планов взаимодействия по отражению диверсионно-террористических угроз.

Обновлено: 11.03.2015